Томатная сказка



Мемуары синьора помидора-F1

Родился я в семействе пасленовых от именитых родителей. Отец отличался яркой окраской и отменным вкусом, содержал в своем соке много сахара, каротина и ликопина.
Мать была увешана плодами огромных размеров и отличалась отменным здоровьем. Меня достали из перезревшего и треснувшего самого крупного экземпляра мамы вместе с полусотней братьев. Нас тщательно очистили, отмыли, высушили и разложили в уютные конвертики по 10 в каждый.

В назначенный час, обычно между папиным и маминым праздниками, меня достали прогрели в течении суток при температуре 30 градусов. Я вспомнил прошлое лето и окончательно проснулся.

Нас замочили на 30 минут в светло – розовом растворе марганцовки, затем промыли столько же в проточной воде. Меня сунули во влажную предварительно простерилизованную в течении 10 минут при температуре 90-95 градусов смесь торфа, песка и дерновой земли в соотношении 8:1:1. При температуре 24-26 градусов на пятый день заточения под прозрачной полиэтиленовой пленкой моя оболочка треснула и я выбросил свой зеленый росток.

Пленку сняли, стало очень светло и прохладно - 13-16 днем и 11-13 - ночью. Через неделю, когда мои корни окрепли и разрослись стало теплее: днем около 20 градусов, ночью - 17-18 градусов. Стебель мой утолстился. Еще через 7-10 дней, когда у меня появился первый настоящий, как у папы с мамой, листок я оказался в отдельном стаканчике емкостью от 0,25 до 1 литра. Почва в моем новом обиталище оказалась более плодородной.

Корни, хоть и были слегка укорочены при пересадке, точно определили соотношение перегноя, торфа и промытого речного песка - 3:6:1. После новоселья в солнечную погоду температура 20-22 градуса и в пасмурную - 16-18, давала мне необходимую энергию для роста стебля в толщину, а ночная прохлада 12-14 градусов, не давала мне вытягиваться.

Поливали меня только теплой отстоявшейся водой температурой 20-25 градусов. Через месяц я не узнал сам себя - рослый, коренастый с почти десятком резных листьев покрытых серебристым пушком. А главное появилось чувство гордости и самоуважения достоинства, волнующее стремление показать на что я способен.

А на закате душу тревожили неведомые ранее сладостные грезы романтических образов… Над 7-ым листом появилось что-то не похожее на лист - да это же первая кисть упругих бутонов! Так вот ради чего я живу! Не успел я опомниться, как весь наш поддон оказался в огромном крытом прозрачнейшим полиэтиленом парнике. Былая уверенность сменилась легким чувством тревоги.

Неужели все это для нас? Пережив несколько прохладных ночей и ярких, режущих глаза дней, мы приспособились к необычным, но перспективным новым условиям. Нашу возмужавшую гвардию высадили на постоянное место ровно через 70 см парам, чтобы было нам веселее и облегчить уход хозяевам. Сверху к нам спустили белую бечевку, которыми увязывают тюки с сеном , и нежно обвили вокруг стеблей.

Мы быстро тронулись в рост, благодаря сбалансированным подкормкам с микроэлементами и дефицитному сульфату магния, внесенному при посадке прямо в лунки. Первая поливка была розовая с марганцовкой. Нам очень повезло с хозяевами, они в течении лета поддерживали температуру днем не более 27 градусов, обеспечив отличную вентиляцию, а на ночь перед заходом солнца плотно закрывали все двери и фрамуги.

Таким образом, только в неблагоприятные для нас дождливые годы возникала необходимость в химической обработке. Через день у меня утром из пазух листьев почти безболезненно обламывали все пасынки, загущающие ряды. Поливали нас редко, раз в 10 дней и реже, если дождливо, совмещая полив с подкормкой. На старания хозяев я ответил дружным продолжительным плодоношением.

Каждая кисть отвисала под тяжестью увесистых, как у мамы и изысканных, как у папы, сочных полезных плодов - ведь я был гибридом первого поколения!

Судьба моих плодов сложилась по разному. Первые, едва созрев, угодили в летний салат с пряными травами, с душистым укропом и островатой зеленью лука, испустив пол-тарелки кисло-сладкого желанного сока.

Снятые в августе, были реализованы на рынке, восхищенным состоятельным северянам и профессионально торговавшимся москвичам, знающим ценность домашних томатов.

Из перезревших заготовили на зиму натуральный густой сок, какого ни в каком маркете не сыщешь. Последние, аккуратно до осенних заморозков сняли еще неспелыми и уложив в коробки заложили на хранение. Они дозреют позже…

Ваша оценка: Нет Рейтинг: 5 (9 голоса)